Skip to main content

Кто скажет нам «как жить»?

В детстве меня очень поражало, как из маленького семечка рождается большое растение, будь это цветок или дерево. Сначала семя кажется таким безжизненным: просто какой-то камешек или крупинка, но когда мы опустим его в землю, немного прикопаем и будем поливать водой, через некоторое время покажется росток. Крохотный и очень ранимый ко всяким изменениям окружающей среды: будь то заморозки или засуха — ему нужна наша помощь. Но уже через какое-то время он увеличивается и производит впечатление уже вполне самостоятельного организма. А с годами, если это дерево, наш малыш превращается в нечто величественное, большое. А если это цветок, он ослепит нас своей красотой. Даже если это овощ какой, или просто зелень, он даст о себе знать, и мы вынуждены будем признать его силу Быть! «Но как? — думал я в детстве, — ведь в самом начале кроме зернышка, земли и воды ничего не было, как что-то могло возникнуть из ничего? Откуда он мог узнать, как ему нужно вырасти?»
А вы видели когда-нибудь, как трава пробивается сквозь толщу асфальта? И это ведь тоже удивительно. Травинки такие маленькие и нежные для того чтобы противостоять этому твердому и грубому покрытию. Но проходит время и уже через пяток лет мы видим, как асфальт сдаётся, полностью потрескавшись (если конечно его не обновляют).
А ходили ли вы когда-нибудь по лесу после пожара? Всё кажется мертвым и в то же время здесь больше жизни, чем нам кажется, ведь уже через год здесь проклюнуться новые деревья, кустарники и травы, а зола и пепел послужат для них хорошим удобрением.
Природа умна, а человек глуп. И глупость эта безобидна и не связана со злым умыслом, просто человек конечен, жизнь его слишком коротка, поэтому он не может видеть многих результатов своих поступков. Как вы думаете, вели бы себя люди так, как ведут сейчас, если бы знали, что жить они будут свыше трёх-пяти тысяч лет?! Сомневаюсь. Они бы очень скоро поняли, что такими темпами им скоро негде будет жить и нечего будет есть. Это всё равно, что каждый день вытаскивать из своего дома по одному кирпичу. Иными словами «пилить ветку, на которой сидишь». На такие поступки отважился бы разве что отпетый дурак, но мало кто считает себя дураком, все стараются поступать рационально. Вот только рациональность эта ограничена, поэтому выводы её недостоверны. Мы ж дальше своего носа не видим. Помните, над чем посмеялся Воланд у Михаила Булгакова: «Позвольте же вас спросить, как же может управлять человек, если он не только лишен возможности составить какой-нибудь план хотя бы на смехотворно короткий срок, ну, лет, скажем, в тысячу, но не может ручаться даже за свой собственный завтрашний день?» В этом-то все и дело: человек всегда планирует только лишь до чего руки дотягиваются, а после его смерти «Хоть трава не расти». Так ведь и получится однажды — после кого-то точно уже ни трава не вырастет, ни дерево…
Что ж, лечить надо такую близорукость, а уж если не лечиться, то хотя бы знать, что она есть и не делать поспешных выводов. А в идеале мы должны учиться у природы. Ведь по сути там всё тоже самое: вот по весне взошел росток. Он ведь не встал и не побежал в поисках лучшей жизни, не вытоптал своих конкурентов, не забрал себе всю воду и не приватизировал землю, он знает свое место и молча растет. Да, он борется за своё существование, но происходит это совсем не так как у людей его борьба — это бытие: он живёт и этим он уже заявил о себе, ему этого достаточно, он счастлив. Будто, сидя на своем месте, знает, что он всего лишь маленькая частичка огромной экосистемы, равновесие которой зависит в том числе и от него самого. Он ответственен в своих поступках, поэтому просто молча выполняет свою миссию. Он знает, что жизнь его коротка — скоро наступит осень и первые заморозки начнут убивать его, но его это не страшит, ведь его согревают мысли о будущем его детей, внуков и правнуков, о том, как хорошо будет всем остальным, в мире только от того, что он реализует то, что в него заложено. Он не плачет даже когда по воле злого рока его сорвет человек для своих нужд, или съест животное, — он думает, что так и должно быть.
Стоит ли описывать поведение среднестатистического человека? Жизнь его, в сравнении с жизнью планеты, также коротка, но несмотря на то, что он разумнее, чем растение, он ведет себя как раз таки неразумно: присваивает всё только себе, остальное для него теряет цену и превращается в средство.
И кто сказал, что человек — это венец? — Ошибка? — Не думаю. Человек может быть венцом, если научится себя правильно вести.
Как правильно? Сейчас часто можно услышать словосочетания «экологическое мышление», «экологическое мировоззрение», «экологическое воспитание», и, слыша их, все понимающе кивают, мол «да, это надо», а вот что это и в чем же на самом деле заключается, сразу ведь никто и не скажет. На мой взгляд, развитие именно такой дальнозоркости и есть один из составляющих подлинной экологии. Нам ведь всегда хочется немедленно видеть результат своих стараний, но если мы занимаемся экологией, мы должны помнить, что природа терпелива, мы должны научиться у неё этому терпению и строить планы, результат которых может лежать даже вне нашей собственной жизни. Не стоит отчаиваться, вспомним однолетние растения, которые живут в гармонии с окружающим миром, будто бы и не умрут никогда вовсе.